Diablo Swing Orchestra: нам помогает наше любопытство.

После пятилетнего перерыва одна из самых неординарных групп Diablo Swing Orchestra радует слушателей своим новым альбомом Pacifisticuffs. В преддверие этого нам посчастливилось поговорить с Daniel Håkansson о новом альбоме, свинге, изменениях и дьяволе.  

Привет!

Привет!

Довольны ли вы сами ‘Pacifisticuffs’? Сведением, звучанием и прочим?

Разумеется да! Мы довольны этой работой, несмотря на некоторые технические трудности, которые отняли у нас много сил. Но теперь, слушая альбом, могу сказать, что мы чертовски счастливы, и ждём-не дождемся его выхода. Мы ощущаем, что нам удалось поймать то звучание, которое мы искали в предыдущих альбомах. И это – достижение.

Выход нового альбома занял пять лет. Отразился ли этот срок на музыке и на ваших самоощущениях? Нет ли у вас разочарования?

Не могу сказать, что мы разочарованы. Скорее, мы испытываем огромное облегчение от того, что вскоре выпустим наше творение. Самым разочаровывающим были технические трудности, поскольку такие вещи имеют тенденцию убивать всю креативность. Но должен сказать, что наш продюсер Roberto Laghi храбро сражался с ними и в «битве» получил новенький сияющий компьютер.

Что является основной причиной вашего возвращения в музыку 30-40-х? Какие-то особые чувства или, может быть, то время близко вам по духу?

Это – абсолютно танцевальные ритмы в сочетании с действительно классными и запоминающимися мелодиями. Сильно обобщая, современная музыка предоставляет нам выбор из двух: или сногсшибательная мелодия с невзрачным ритмом, или же один сплошной бит. И у меня складывается ощущение, что в те дни сочетать умели гораздо лучше.

Джаз (и свинг, как одна из его форм) – что-то конечное, или абсолютно бесконечный простор для фантазии?

Ну, как минимум он даёт широчайшие музыкальные рамки. У свинга более привлекательный подход к музыке: посмотрите любое видео на свинговые композиции, и вы увидите улыбки на протяжении всего времени. Своей музыкой мы хотим достичь того же – чтобы люди улыбались.

Вы не боитесь показаться «старомодными»?

Не, совсем нет. Не думаю, что качество когда-нибудь выйдет из моды, неважно в каком жанре ты играешь. К тому же, если ждать достаточно долго, то этот жанр снова станет модным, т.к. мода – циклична.

Свинг, джаз-фьюжн, ретро и прочие жанры, в которых вы экспериментируете, обладают ярко выраженной визуальной составляющей. Музыканты Diablo Swing Orchestra тоже очень харизматичны, судя по вашим живым выступлениям. Тем не менее, у вас есть только одно «игровое» видео (“Black Box Messiah”). В ваши планы входят съёмки эксцентричных и запоминающихся клипов под стать музыке?

Да, мы прекрасно осознаём тот факт, что у нас нет какого-то визуального образа, который стоит за той музыкой, которую мы делаем. Думаю, к этому привело то, что мы вкладывали много денег и времени в музыку, а на создание визуальных образов их просто не хватило.

Продолжая предыдущую тему: вы никогда не задумывались о концептуальном альбоме, рок-опере или даже авангардном мюзикле?

Нам нравится идея концептуального альбома, и когда-нибудь мы её воплотим в жизнь. Но для того, чтобы это сделать, нужна чёткая и достаточно сильная концепция, которая будет проходить через весь альбом. Такой концепции у нас пока что нет, но я уверен, что мы придём к этому через альбом-другой.

Ваша музыка – это дикая смесь различных стилей: от метала и джаза до романсов и латино-американских ритмов. Как вам удаётся совмещать такое разнообразие мелодий и настроений в одно целое?

Думаю, что нам помогает наше любопытство и открытость ко всему. Мы осознаём также, что владеем этими жанрами достаточно поверхностно. Но мы относимся к ним с глубоким уважением, и прилагаем множество усилий, играя в этих жанрах. Надеемся, люди смогут это почувствовать, слушая наши песни.

И раз уж речь зашла об этом, расскажите, пожалуйста, о процессе написания песен.

Процесс написания песен постоянно менялся: начиная с первого альбома, где я написал почти всё до последнего, где песни – действительно командная работа. Все участники вкладывали свои идеи в песни, а наша политика состоит в том, чтобы попробовать всё хотя бы один раз, неважно насколько безумно это выглядит на словах или на бумаге. Иногда они просто должны быть услышаны, чтобы полностью быть понятыми и оценёнными.

Вы говорили, что на создание альбома повлиял тот факт, что «слишком многое происходит в мире в последнее время» и лежащая в основе ‘Pacifisticuffs’ «позитивная агрессия» призывает к переменам. Каких перемен вы ждёте? К каким призываете?

Если очень коротко, то хотелось бы надеяться, что люди не будут слишком обращать внимание на убеждения, политические взгляды или сексуальную ориентацию других людей.

И, кстати, что такое «позитивная агрессия»?

Думаю, многие рок и метал музыканты могут засвидетельствовать тот факт, что агрессивная музыка – прекрасный способ выпустить пар проблем в личной жизни. Мы хотим придать агрессии положительный подтекст и, следовательно, сделать термин «агрессивность» менее отрицательным, чем принято считать.

В наши дни множество групп заигрывают с темами оккультизма (Ghost, например). Как вы относитесь к этому? Насколько ваш свинговый оркестр – дьявольский?

Мы не имеем отношения к оккультизму или к дьяволу, но к тому, что делает эта комбинация слов с вашим воображением. Нам нравится давать такие названия песням и альбомам. Название, которое мы считаем обязательным, должно придавать какое-то качество музыке, даже если не все его смогут оценить. Если бы у дьявола в распоряжении был свинговый оркестр, как бы он звучал? На этот вопрос мы пытаемся ответить своими записями.

Если бы вы действительно были музыкантами, служащими дьяволу (возможно, с некоторыми сверхъестественными силами), как бы вы изменили мир? Кроме как с помощью музыки, разумеется.

Для нас, живущих несколько привилегированной жизнью, весьма странно, что мы всё ещё боремся с теми же проблемами, что и раньше – расизм, гомофобия, рабство и т.д. Также весьма странно, что люди имеют личное мнение по многим вопросам, но объявляют охоту на тех, кто с ними не согласен.

Возвращаясь к вашему новому альбому: вы существенно изменили звучание – оно стало более лиричным, тёмным, страстным и сексуальным (благодаря Kristin Evegård). Однако вы не боитесь потерять свою изюминку и стать «ещё одним тёмным кабаре»?

Думаю, что группа не должна слишком переживать о том, что скажут другие. Пока вы довольны тем, чем занимаетесь – у группы всё в порядке. Я всегда лелеял мысль о том, что группа, которая не слишком беспокоится о реакции на неё, пишет самую интересную музыку. Если вы спросите людей в фокус-группе, какую музыку они хотят слышать – скорее всего, они опишут её в рамках определённых групп, и места для сюрпризов останется очень мало. Так что наш совет другим – не слишком переживать. Сибелиус хорошо выразил такую точку зрения: «Не думайте слишком много о том, что думают критики. Ещё ни одному критику не поставили памятник».

Сложно ли было Kristin влиться в такую неординарную группу?

Нет, это была любовь с первого взгляда. Было взаимное чувство, что нашлась недостающая часть паззла; процесс вливания в группу был достаточно гладким, основанным на взаимопонимании и вызове друг другу, чтобы раздвигать границы и вводить новые музыкальные идеи.

За эти пять лет у вас были изменения состава, перезаписи, переносы даты выхода и прочие трудности. Не возникало желания отложить Diablo Swing Orchestra в сторону? И если да – как вы справились с этим?

Если подобные мысли и были, то до того, как в группу пришла Kristin, но никогда после. Один из плюсов жизни в разных городах и постоянных репетициях – успеваете соскучиться друг по другу, и возникает желание писать музыку вместе. Минусы – нам нужны очень длинные выходные чтобы отрепетировать всё что нужно для живого выступления.

Если бы у вас была возможность вернуться назад, что бы вы изменили в группе?

Я буду абсолютно честен, если скажу что вообще ничего – это бесполезно, т.к. мы никогда не узнаем что именно привело нас туда, где мы сейчас и сделало тем, что мы есть. И, должен сказать, я чертовски рад тому, где мы сейчас находимся и чего достигла группа.

Как по вашему, в чём феномен Diablo Swing Orchestra?

В том, что многие люди, которым не были близки жанры, в которых мы играем, обнаруживают, что они могут быть классными. И, надеюсь, мы немножко расширили музыкальные горизонты.

На вашей странице в Facebook вы писали, что планируете тур. Куда вы поедете? Куда бы хотелось поехать? Самое необычное место, где вам доводилось играть?

Сейчас мы стараемся сделать несколько концертов поближе к дому, чтобы в 2018-м отыграть как можно больше.

Интересный концерт был в 2010-м в Украине, когда мы играли на заброшенном (я думаю) автодроме (Global East Festival). Административная часть подкачала, но само выступление было просто отличным!

К вопросу о турах: обычно в группе четыре или пять человек. Вас – восемь. Как вы решаете вопросы логистики?

Мы – восемь душ, пытающихся свести концы с концами в дороге. Ну а если честно, мы не отправляемся в туры без особой нужды. Но если да, то это всегда весело. У нас никогда не было какого-то грандиозного плана стать звёздами, потому что нам не очень интересно делать то, что для это нужно.  Нам всё ещё классно в компании друг друга, и нам предстоит ещё пройти немало вместе, прежде чем мы разойдёмся.

Помните момент, когда вы сказали себе: «Ок, я – рок-звезда»?

Не думаю, что это совпадает с мнением  кого-то из группы, но знаю, что есть люди по всему земному шару, которые наслаждаются музыкой, которую мы написали в обычный, скучный шведский понедельник.

 И последнее: пару слов нашим читателям?

Приходите на наши концерты в 2018-м! Мы обещаем, что вы не уйдёте не впечатлёнными. Мы не можем пообещать, что вам понравится то, что вы услышите, но как минимум это будет что-то необычное, а не «очередной концерт, каких много».

Интервью: Алина Бородкина и Droll
Английский текст интервью: Antichrist Metalzine